Елена Панова: «я всегда считал, что я был некомпетентен»

Aктрисa рaсскaзaлa o тoм, кaк oн дoбился пeрвoгo успexa в кинo и встрeтилa свoeгo мужa-дирeктoрa

Eлeнa Пaнoвa зaпoмнилaсь зритeлям с пeрвoгo eгo пoявлeния нa экрaнe. В сeриaлe Aлeксaндрa Митты «грaницa. Тaeжный рoмaн», oнa игрaлa нa сильнo дрaмaтичeскиe рoли. Труднo былo пoвeрить, чтo eй всeгo двaдцaть три гoдa! Пoслe этoгo былo мнoгo другиx яркиx рaбoт. Люблю ee, Сoвeтa дирeктoрoв и кoллeг, и зритeлeй. И oнa удивитeльнaя жeнщинa. Нo… пo кaкoй-тo причинe, этo нe нa пeрвыx стрaницax журнaлoв, вo всeвoзмoжныx спискax лучшиx, a пoтoму чтo нe всe любуясь ee рaбoты, срaзу нaзывaть ee имя.

— Лeнa, у вaс eсть aктeрский и рeжиссeрский сeмьи, нo oтeц и стaршaя сeстрa, кoтoрaя рaбoтaeт в свoeм Aрxaнгeльскe. Вы eдинствeнный, ктo oстaлся в Мoсквe. Этoгo никoгдa нe былo, или oни являются нaстoящими пoслeдoвaтeлями?

— Вы знaeтe, eсть люди, кoтoрым труднo пoкидaть привычныe мeстa, oни дeлaют тaкиe пoпытки, нo всe рaвнo вoзврaщaются. И мoй oтeц имeл вoзмoжнoсть oстaться в Мoсквe пoслe oкoнчaния Щукинскoгo училищa. Стaршaя сeстрa Яны-aктeр, тoжe нe бeз дома и в театре, она поняла, возможно, даже больше, чем я. Папа-художественный руководитель Архангельского молодежного театра, и он чувствует себя совершенно комфортно, но я всегда хотел пойти. У меня было хорошее и интересное детство, но я чувствовал, что это не мой город. Я очень хорошо помню, что, когда он приходит в Москву, многие друзья говорили: «она вернется».

— Если тебе так не терпится уйти, и затем взял его смена декораций и сюжета?

— О, нет. Я была настолько острой в период адаптации после поступления в школу-студию МХАТ, что первые несколько месяцев я пошел на Центральный Телеграф, чтобы позвонить домой, был в оцепенении. Но в какой-то момент я поняла, что я устала от внутреннего напряжения, и сказал: «думайте об этом как своего рода отпуск. Домой ты всегда можешь вернуться, и теперь провести время с пользой и удовольствием, и учиться».

— Родители помогают с деньгами?

— Конечно! Папа отправил приличную сумму, и моя мать заботилась обо мне (они были разведены). Я оставил в трудное время, когда многие из нас давно не были оплачены, а мама — преподаватель фортепиано, тоже были проблемы, но без денег у меня не было. Но я помню период, когда у меня почти вся одежда дисках, потому что мы в общежитии пользуются коллективно. (Смеется.) Пришло лето, и я поняла, что мне буквально нечего надеть на ноги. Кто-то дал мне свои ботинки, они бешено копаться в лифт, идти было просто невозможно. Спасли, в свое время мой педагог Дмитрий Брусникин выстрел «рассказы Чехова» с театральных художников и их учеников. Я получил гонорар и переходе на Пушкинской купил белые кроссовки. Он был очень стильный. (Смеется.)

С родителями Виктора. и Жанна В., и сестра Анитт: личный архив Елены Пановой

— Лена, вы ездили в Москву, чтобы зарегистрировать некоторые из родителей?

— Нет, потому что это случилось внезапно. Отец театра-это был знак того, что курс ГИТИСЕ у Андрея Гончарова. Мне сказали, что это в июле. И помню, как я лежу в своей комнате на диване, слушаю музыку, заходит мама и говорит: «А вы знаете, что вы путешествуете по утрам?». Выяснилось, что смущен, как и в июне. Из-за этой срочности, мама не смогла пойти со мной. Но она назвала мой двоюродный брат, мой дядя, и на всякий случай, даже дали адрес общежития курсы повышения квалификации для учителей. Я вышел из самолета и сник, но в Архангельске, думаю, был очень храбрый. Но дяди не было дома. Соседка попросила меня дать ей вещи. Я пошел в Щукинское училище. Там я увидел стаю яркий, я думала, умные люди, они громко говорили, читали стихи, пели, играли на гитаре. Я стоял в углу глаза, и по оценкам, скромная девушка, которая, как ни странно, тоже пришли из Архангельска. Она сказала, что ее убежище членами Церкви. Мы пошли с ней там, и мы действительно принимали его за женщина, но она была без нас очень внимательно. Я позвонила соседке и она воскликнула: «Лена, что ты?! Пришел ко мне, ждать моего дяди». Через пару дней он, наконец, пришел, и я услышал: «Лена, я не знаю, как вам помочь. Мне надо уехать на выходные. Но вы можете оставить свои вещи и приходите в понедельник». Я сказал: «Нет, Нет, нет. Я хочу пойти» — а потом было как в анекдоте: «что и чаю не пить?» Он сказал: «давай, Лена, многие Великие художники начинали этот путь». (Смеется.)

— У вас были хорошие отношения с дядей?

— По некоторым причинам, мы решили, что хорошая бабушка его очень любила. Провинции люди более простые и прямые. И у меня был телефон друзей, они ждали звонка, но я не решался их потревожить. Я встал и пошел в общежитие курсов повышения квалификации учителей, шел сильный дождь, и я прибыл туда очень влажный. Взяла на мне милость — ребенок пришел и забил за скромную сумму. Я прожил с ними три дня и сбежал в Архангельск. (Смеется.)

— Так Вы не в первый год, даже не слушая?

— Прошло немного, но в школе Щукина так боялась, что все поплыло перед глазами. В Московском художественном театре, затем собрались табака, и мне сказали, что у меня ужасный акцент, она должна быть Исправлена. На этой неделе я очень потерял, так был стресс.

В детстве Лена была видел зеленые способностями: личный архив Елены Пановой

Что же спустя год он вернулся в Архангельск?

— Служил курьером у папы в театре. И слева от меня, как котенка, играть в унтер-офицерскую вдову «ревизор». Ходили в театр, отец в Париже, и получил свою первую тысячу долларов. Купила подарки всем и себе. Помните, вафельный рубашка изысканный бежевый ботинки Док Мартенс и другие оригинальные вещи. И после первого года, Я ездил с театром моего отца в Авиньон на фестиваль. На следующий год я поехал в Москву заранее, папа отвез меня в общежитие Института культуры. Это было возле входа в подъезд общежития школы-студии МХАТ. Поэтому я сразу же пошел туда. И как только он поставил ногу на порог, я поняла, что я не хочу идти, так мне там понравилось. Мастер, конечно, был Олег Николаевич Ефремов, и учителей — Алла Покровская, Дмитрий Брусникин и Роман Козак. Я пропустил тур на тур, но конкурс был быстро остановлен, что я был уверен, что это провал. И вдруг, учителей, вышел, обзывал, включая меня.

— Что это было?

Удивительно! Я знал, что это случилось со мной что-то уникальное, мечта, жизнь изменилась в корне. Но первый год было очень сложно. Может быть, у меня были очень высокие требования к себе, все время думал, что я был некомпетентен. Первая оценка, игра актеров была отличная, но я думал, что я положил, что впереди. Также через год после окончания, я стрелял в серии Митты «граница. Таежный роман». Страшно волновались и ждали премьер-министр с чувством его большая ошибка. А потом… успех. Но никто не узнавал меня, потому что я посмотрел на мою жизнь легче, моложе. Лучшее, что я сумел сделать в «границе», из-за моих учителей. Первый Алла Борисовна Покровская. Кстати, моим партнером был Миша Ефремов, сын моего учителя.

Да, Ефрем играл большую роль в вашей жизни. Что ты помнишь о Олег Николаевич?

— Он в это время уже тяжело болен, но еще дала нам максимум внимания. Приходите на занятия первокурсников. Это было трогательно, что он был там и вскочил, подбежал к нам, что-то сказал. Помнишь нашу последнюю встречу в Мелихово. Нам пришлось играть в день два спектакля «бабье царство». После первого ели, гуляли по ферме, было жарко и мы были изношены. Вдруг нам сказали, что он собирался Олег Николаевич. С появлением игр, которые в противном случае будет звучать с каким-то новым пониманием. Он сказал, что позвонит нам через пару дней, что ему есть что сказать, но… встреча не состоялась, а через три дня его не стало.

«Бой с тенью-2″ был для меняет жизнь Лены работы: она познакомилась со своим будущим могено из фильма «бой с тенью»

— После сдачи экзамена, вы взяли мат. Но несколько лет назад вы ушли из театра…

— У меня была маленькая жизнь в театре-и даже интересную роль, но еда не чувствовал себя как дома для меня. Наверное, с моей стороны не хватало фанатизма, когда актер обязательно нужен театр, независимо от того, как ее судьба есть. Для меня важно не присутствие, и профессионального роста. Я довольно рано начал отступать, и иногда предпочитал кино. На финал у меня был разговор с Олегом Павловичем Табаковым, и он был хорош. Но тогда я был мальчик, и чтобы оживить свое пребывание в театре, чтобы попросить что-то для себя, у меня не было возможности и желания. Однако, если бы мне предложили интересную роль, я бы отказался. И сегодня, для меня этот вопрос не столь актуален. Даже если человек говорит мне: «Ты художник должен быть в театре».

— Чем занимается ваш муж, если он при таком понимании говорят о вас?

Мой муж-Режиссер Антон Мегердичев. (Улыбается.) Я думаю, что он-уникальный Руководитель, потому что он пришел в кино с телевидения, и никогда не останавливается внутренне, в то же время как обучение. Такое ощущение, что он всегда был в фильме, так это удобно и интересно находиться на этом пути.

— Появились чувства, первые работы вместе?

— Нет, это не было любовью с первого взгляда. (Улыбается.) Мы встретились на фильме «бой с тенью-2″, Когда я играл в его фильме «Темный мир». Это было только во время работы над «Т» было решено, что мы будем вместе.

Человек много снимает, он, очевидно, любит вас как актера. Но критика-это он?

— Он всегда был искренним и прямо говорит свое мнение. Для меня это дорого. Я всегда спрашиваю их совета по предложениям. По общему мнению Антона важно то, что у нас есть несоответствие творческой позиции. Я был рад этому, после того, как видел «дуэль», он сказал, что ему очень понравился спектакль и я в нем.

На съемках картины «время первых» с Константином Хабенским и Евгением, Mironovitch: личный архив Елены Пановой

— Какой фильм ты правда думаешь, что твой первый?

— «Мама» Дениса Евстигнеева, хотя у меня появились только в начале фильма, потому что это героиня Нонны Мордюковой в молодости. Но это было заметно. И здесь был масштаб — коснитесь (смеется), железнодорожный вокзал, есть ощущение, что я в кино, возникла здесь. Для меня, студента третьего курса, это было событие. В дополнение к Нонне Викторовне она выбрала меня.

— Как именно это произошло?

— Я был приглашен на прослушивание и сказал, что им придется играть героиню Мордюковой в молодости. Помню, что ходила по общаге и спросил: «я что, похож Мордюкова?» и я почти все сказали «нет». Я стоял перед зеркалом и пытался увидеть ее в своем отражении. И убедил себя об этом. Понял, что если ты улыбаешься, ты совсем на нее не похожа, но если посмотреть пронзительный, слегка опустив голову, так что есть сходство. После фотосессии Дэннис спросил у меня: «Лена, что ты так серьезно? Почему ты не улыбаешься?» Я сказал: «хорошо» и никогда не улыбался. И Нонна Викторовна увидел фото и сказал: «я молод». Помнишь, как я познакомил ее. Мы пошли в какой-то ангар, Нонна Викторовна сидела на стуле, я взял к ней, я поздоровался и стоял и ухмылялся, потому что это было удивительное счастье. Она спросила меня о чем-то в своей жизни, и сказал: «хорошая девочка. Пусть улыбки». В конце концов, в эпизоде, где Андрей Панин прыгать с поезда, я стою и улыбаюсь.

— Как твои родители прием в школу-студию МХАТ и тогда ваша работа?

— Первый Папа Римский сдержанно отношусь, но сейчас гордится мной, шутил, который в итоге стал отцом Елена Панова. В Архангельске, он является известным человеком. Но даже для родителей, это, безусловно, был и остается счастье и радость. Моя мама собирает фотографии и вырезки из прессы. С точки зрения обывателя, со мной случилось большое волшебство — сразу открыло фантастические возможности: школу-студию МХАТ, Олег Ефремов и других знаковых преподавателей, и МХАТ, и записи, здесь и за рубежом, фестивалей. Старт был ярким и перспективным. Я даже было предложение поехать за границу учиться, но я думал, что только русский театр сделать из меня художника. Может быть, другой путь я не был готов, не был готов к успеху. Чтобы соответствовать всем атрибутам успеха, с моей «любовью» к интервью и всеобщей оглаской, это для меня сложно.

С ее муж, Режиссер Антон Мегердичев. Сейчас у супругов уже есть две дочери – Марианна и Litigandi Авраменко

— Лена, как вам удалось за несколько месяцев без перерыва играть с маленькой дочкой, и даже в экспедиции?

Теперь Лида одиннадцать месяцев, и в экспедиции фильма с рабочим названием «мама Лора» я ходила с ней четыре месяца назад. В Переславле-Залесском и Ярославле, мы отправились на микроавтобусе большой компанией: со старшей дочерью, сестрой, матерью и помощницей. У нас был просторный, красивый дом на берегу озера. Дети, наслаждаясь воздухом, и мы наслаждались его прекрасным. Я просто влюбилась в эти места. У меня был час на обед, я пошел домой, чтобы покормить дочь, а в выходные было почти невозможно. Но несмотря на все трудности, помните стрельбы как замечательное время. И с маленькой Mariasha мне тоже удалось сделать это.

— Что было самым ярким и интересным в фильме «первый раз»?

Первым директором стал Юрий Быков, который сыграл главную роль в фильме «уловка» в небольшой, но привлекательный роли. Он писал другой линии — серьезная и драматическая история, женам с их отношений. Я играю жену Беляев — герой Хабенского. Мы начали стрелять, затем Продюсеры изменили вид, они поставили больший вес на рейс, и много осталось. Но в любом случае, я хочу, чтобы этот проект удался, потому что сюжет неплохой и актеры. Но если вы спросите меня о моей роли в фильме, отвечу одной фразой: «я есть то». (Смеется.)

— Иметь детей-не отупел, как работать?

— Для меня, как мать, наоборот, стимул, стимул, это дает силы. Кроме того, только в пробках я успеваю сделать многое. Признаюсь, мне повезло — обе девочки очень спокойные в детстве, у меня не было бессонных ночей. В нашей профессии, нет шаблона, всегда есть чудо. Поэтому, когда есть достойное предложение пойти и работать.

— У тебя есть старшая сестра. А ты хотел дочери?

— С моим первенцем я не волнует. Второй раз, я подумал, что было бы здорово иметь сына, хотя он знал, что иметь сестру-это здорово. Мы договорились с дочерью человека зовут Лидия. И вдруг я понял, что если это мальчик, то он не будет Лидия? Меня охватывает необъяснимое чувство тоски. В конце концов, у нас была наша девочка, и я не хочу его менять даже на десять мальчиков. (Смеется.) Я стараюсь больше времени уделять старшей дочери, потому что Марианна ведет на протяжении всех четырех лет. Очень важно не чувствовать себя обделенными, я не думаю, что что-то изменилось в отношении к нему с помощью сестры. И человек, и я сделаю все для этого.

«До моего мужа я не люблю», — смеется Елена Провато: Сергей ли

— Архангельск — Север, холодное море, мало лета. Что я помню из детства о природе, зима, праздник?

Зимой мне не нравится. Ну, когда жарко, и снежные, но при запуске на холоде и думать о том, где, чтобы получить приют, это ужасно. А учитывая, что я ходила на уроки танцев на первом автобусе, а потом шли к трамвайной остановке, где будете ждать трамвай, который шел как надо, иногда я заморозил пальцы рук и ног. Иногда в холодное время мать, жалея меня, вызвали такси. И иногда я ходил с ящичком в руках, потому что трамваи не звонил из автомата с упора, и мама была на пути ко мне. Она рассмеялась и назвала меня немного. Ломоносова.

— Отделение от родителей не влияет на ваше взаимодействие с папой?

— Мама уникальна в этом смысле. Она не проявила никакого негатива по отношению к папе, наоборот, помню своей легкости, иронии и понимания. Но в десять или одиннадцать лет, и мой папа не сможет общаться в два года. Я хотел, чтобы он больше внимания я уделял, и он считал, что его дочь должна стремиться к отец, цитируя Жванецкого: «дети должны следить за полетом отца…». (Смеется.) Когда я сказал ему: «Папа, а у меня не было ни одной задушевной беседы.» Это правда. Он невероятно яркий, интересный человек, общаться с ним-это всегда праздник (смеется), но, чтобы поесть вместе, миску супа, чтобы сидеть, плакать, молчать, и я скажу ему: «я как мальчик, как быть?» — этого не было.

— В каком возрасте вы помните свой романтический опыт?

— Но я хочу сказать, что до моего мужа я не люблю. (Смеется.) Нет, конечно они были. Теперь, чтобы помнить о них, вы знаете, что молодой человек могут увлечь мое воображение. Это было интересно для меня, чтобы думать о нем, ждет неожиданная встреча, но не скажу, что это очень интересно. В подростковом возрасте, моя подруга влюбилась в мальчика. Я думаю, что мы просто от нечего делать (смеется), и мы придумали общее дело. Когда сидел всю ночь в его квартире. Но, честно говоря, я даже не помню его имени.

Но Антон, тебе уже достаточно лет сознательной молодой жизни. Я не был серьезным или живущих романы?

— Да, у меня были серьезные отношения. Но сейчас я не помню: все Предыдущее было лишь подготовкой к моей сегодняшней жизни.

интервью с Еленой Пановой

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.