Юлия Ауг: «я думаю, что Эндрю каждую секунду, я хочу обнять… и»не могу

Aктeр рaсскaзaл в интeрвью o свoeй личнoй пoтeри

Этo oчeнь слoжнo для мaкияжa в лицo. И мрaчнoсть души, кoтoрыe нe xoтят мaкияжa. Чeстный, oткрытый, oчeнь oткрoвeнный в тишинe. Пoстoв в Интeрнeтe, кoтoрый привлeкaeт тысячи тaкиx. Испoвeдь жeнщины, в сaмый рaзгaр oни рoжaют свoeгo пeрвoгo рeбeнкa, дoчь, ee мурaшкaми, oщущeния xлынули в другиe oргaны. Истoрии o любви, нeнaвисти, взрoслeниe, пoтeри… всe эти рaсскaзы у aвтoрa — Юлия Aуг, aктeр.

— Юля, вы из тoгo рeдкoгo типa aктрисы, кoтoрыe с вoзрaстoм тoлькo рaстут в цeнe. В сoрoк лeт вы игрaли импeрaтрицы Eлизaвeты в сeриaлe «бoльшoй».

— Нeт, нe сoрoк, нaмнoгo пoзжe. В сoрoк чeтырe, этo былo нoябрe 2014. Сoрoкa былa «oвсянкa».

— «Oвсянки» вызвaли мнoгo спoрoв и прoизвeл сeнсaцию нa кинoфeстивaлe в Вeнeции.

Я нe мoгу читaть. Я нe читaю критику. Пoчeму? Мeня нe вoлнуeт.

— Этo прoисxoдит нe пo уxoду. Вы пoстoяннo читaeтe в Интeрнeтe. Для кoгo?

Я думaю, чтo этo прoщe писaть в сeти. Жeлaниe чтo-тo скaзaть, и инoгдa нe дeлaют. Нeдaвнo я пoшeл с прoдюсeрoм, и oнa признaлaсь, чтo кo мнe часто большой проблемой является какой-то разговор, и даже вызвать такси, когда мне нужно набрать номер и объяснить водителю, куда вы хотите попасть. Может это от того, что я устал, так устал. Я не устал, по крайней мере пару лет назад. Поговорить, встретиться, объяснить… писать мне легче.

— Вы недавно вернулись из Крыма, где он получил специальный приз жюри на кинофестивале «Евразийский мост» для фильма «прикосновение ветра». Вам удалось добраться до моря, я помню, на странице вы мечтали об этом.

— Я жил в очень дорогом отеле, и не надо было никуда ехать — просто спуститься в лифте. Море было теплое, не холоднее, чем наше Балтийское в июле.

— Ты вырос в Эстонии, в Нарве. Слишком далеко от берега — просто холодно, ветрено.

— Наверное, от Балтийского природа выглядит мрачным, там нет ярких цветов, муторно, но я люблю его так, и, чтобы скрыть от людей, это просто идеальное место. В Эстонии у меня всегда была хорошая.

В фильме «Великая» сыграла Юлия императрицы Елизаветы Петровны, и получил цену Телефото: материалы пресс-служб

— В детстве вы, небось, лазил по развалинам таинственный Нарвского замка.

…И родители всегда боялись за нас, потому что в один момент, его своды рухнут, и мы будем покрыть грунтом. Мы боялись, но все равно продолжал ходить туда, попасть в подземные туннели. Я росла Сорванцом, мне было интересно, среди мальчишек, я ими верховодили. В соседнем Ивангороде, также имеет свой старый замок. Так, в конце семидесятых, российского Ивангорода и эстонской Нарвы была Единая территория, мы просто ехали по мосту. Не надо было предъявлять паспорт, никаких бумаг, как сейчас.

— Таинственный древний город. И ваше лицо в нем это что-то внеземное, Флорентиец. Неудивительно, что первая роль — средневековая Принцесса Магда научно-фантастический фильм с Кира Булычева «Похищение чародея».

— Мне было семнадцать… но нет, я не люблю тайны истории. Да, я в них не верю. Я не пойду в кино, хотел стать археологом и участвовал в этих опросах, почти в том же Нарвском замке. Был очень счастлив, когда я нашел ржавый гвоздь или старую монету. Я плохо учился в школе, хотя это было очень престижно, физики и математики. Но времени на обучение не хватает. Когда я поняла, что хочу стать художником или ювелиром, у моего отца был гараж, он научил меня, как бороться с желтым. Не знаю, куда все это приведет, но в девятом классе, у меня был роман. Мальчик был на год старше и перестал действовать. И я пошел с ним в Питер, кто знал и любил с детства. Я там родился, это город моего отца, он жил там ссылки на деда в 37. лет, он учился в художественной школе при Академии художеств. Для него Петр был наполнен смыслом, и он пытался донести это до меня.

— Мальчик?

Мальчик не. И я влюбилась в атмосферу театрального института, в красивом студенты, которые читали стихи, играли на гитаре, творческая энергия такого плотного материала, что его можно мять руками… и в следующем году вернуться.

— Легко ли было уйти из дома?

Да, и я вообще легко идет. Меняются дома, города, страны…

Принцесса Магда в «похищении чародея» – одна из первых rolaids из фильма «Похищение чародея»

— После многих лет, я понимаю, что вы меняете Санкт-Петербурга в Москву. У вас есть восемь главных ролей в молодежном театре, и вы бросили их все.

Это все? Восемь главных ролей ничего. Жизнь движется вперед только тогда, когда вы живете. И вы можете играть в восемь, десять, двенадцать основных и понимаю, что ничего не происходит.

Это из-за запаха пыльных крыльев? Мне иногда кажется, что театр-это тупиковая ветвь искусства.

— Гоголь-центр, где мы сейчас встречаются очень разные. Вы можете чувствовать себя здесь воздух? Свободно дышать? Так что не… до двадцати пяти у меня было много работы, я часто снимался, и кризиса в последние годы прошла мимо меня. Но когда я пошел в тень. В это время тяжелой болезни, из-за лекарств, я много раз меняла цвет волос.

А потом ты начал догонять?

— Я не догоняю, а не сидеть и ждать славы. Я работал с. Другой Режиссер в фильме, написал сценарий, она была удалена. Включая музыкальные клипы. И все это время, даже не в кадре, я как-то присутствовал в фильме.

— Вы выбираете два фильма для большой аудитории? Те же «овсянки», «рядовые», «прикосновение ветра»…

Да. Потому что иногда творческий процесс важнее, чем результат.

— Вы довольны тем, как начать актерскую карьеру дочери?

Что значит устраивает? Я ничего не знаю о ее карьере, о ее воспитании.

Из всех жанров, актриса предпочитает интеллектуальный арт-хаус. В фильме «интимные места»сцена из фильма «интимные места»

— Но вы сядьте и поговорите с ней как мать и дочь? Вы близки к, что снова и снова писал…

Большинство это происходит с помощью эсэмэс. Она отправляет мне сообщение, я могу ответить на него.

«Девушка, я держу свои пальцы, они холодные, немного синих овальных отверстий ногти и кончики пальцев ледяные. Поцеловать каждого. Горячие губы. Ты — мой большой, мой маленький. Ты еще лезешь утром под одеялом, и засыпать в последнюю минуту, и еще, и еще. Я держу так дорого в моей жизни. И так мы будем слишком поздно. И вы уже забыли, и смеяться с друзьями, и я все за тебя придумывать миры, в которых нет необходимости торопиться и валятся под одеялом, как вам нравится, и самое главное — мы вместе. Но это не правда, я не думаю, что мы друг от друга. Ты дальше в свой полет, и новая, сверкающая жизнь… и я в моем. Вы посетите меня, и я вернусь к утюгу, где ангелов крылья. Небольшие кочки. После свадьбы пройдет».

— Вы, конечно, уже много раз говорили, что ваша дочь очень похожа на вас. Особенно глаза.

— Нет, это не правда. Она имеет совершенно другой подбородок, нос. Я не уверен, что мы делаем что-то подобное. Это совершенно отдельная от меня личность, отдельная и замечательная. С двенадцати лет она имеет право решать определенные вопросы, и я не заставляю ее делать то, что ей не нравится.

— Дети с ключом на шее — сцена из Советского детства.

— Нет. Я не хотел бы этого для нее. Ключ к двери — и нет свободы. И независимость, не ключевые, или в его отсутствие. Полина до сих пор не полностью независимы. Я снимаю ей жилье, материально обеспечен. Но это бесплатно.

И ее выбор, чтобы следовать по вашим стопам?

Меня не волнует. Почему я должен сильно коснуться? Я просто хочу, чтобы она была счастлива.

— Во многих из написанных постов о ностальгии, а не это. Как известно, популярная актриса все еще живет в съемной квартире?

— В арендованном доме. Недалеко От Москвы. Это все чужое, временное. Но я не могу зарабатывать на жизнь… себе, дочери. Я не могу сделать это.

— Собаки — они тоже с вами.

И собака со мной. Все три из них. В арендованном доме.

— Для вас это больная тема что ли?

— Нет. Не болен. Я ломовая лошадь, кто всего добивается упорным трудом. Некоторое время я пытался что-то изменить, мечется, отчаянно пытаясь сделать, спросил даже. Когда я понял, что ничего не происходит, так что я останусь на съемной.

История о мальчике, религиозный фанатик, который закреплен на экране и на сцене Гоголь-центра в игре «(М)ученик»из фильма «студентка»

Но рано или поздно может наступить время, когда вы физически не сможете впахивать столько, сколько сейчас…

— Стрелять собак, застрелюсь. Нет. Я хочу, чтобы заработать деньги. Ехать в провинцию, будем ставить на игрока, опять же, можно попробовать написать скрипт, серьезно учить. Я никогда, никогда не сдавайтесь. Я Боец…

— На одном из ток-шоу несколько лет назад вы говорили, что работа для вас важнее всего, даже семьи.

— Да, и я не жалею, что я тогда сказал.

— В прошлом году внезапно умер ваш муж Андрей. Не быть одним из семьи, над которой вы добавляет работы. Я не спрашиваю, где вы были в состоянии смириться с потерей, а не выражение сочувствия от чужого и неуместным.

— Я стараюсь не принимать.

— Несколько лет назад я делала интервью Зои богуславской, вдовы Андрея Вознесенского. Она призналась, что первые пять дней после смерти мужа взяла диктофон и рассказала ему свое горе и боль. Разговаривала с ним, как с живым…

— Я не разговаривал с Эндрю. У меня все время в его жизнь говорила ему что он мне нужен, мы признались друг другу в любви много раз в день. Мы почти не воевали с ним за все эти годы нашей совместной жизни.

— Это не так.

— Это происходит. Я был женат два раза, но не такой. Никогда не мечтала о принце, брак, дети. Первый раз это произошло, потому что это было необходимо, чтобы мой ребенок имел двойное гражданство. Но позже пришел восемь лет в тот день, когда первый человек сказал мне: «я ухожу». Второй раз я вышла замуж для получения российского паспорта. Мне надоело каждый год выдавать рабочие визы, чтобы остаться здесь на милость, у меня даже не было вида на жительство. Натурализоваться, мне надо либо купить жилье в России, или выйти замуж за гражданина страны.

— Так это в основном был брак по расчету?

— Нет. К тому времени Андрей уже жили вместе в течение четырех лет. Просто на момент, стало ясно, что проблема в наших отношениях-это единственно возможный путь для моего гражданства. Мы встретились в Москве, на свадьбе моего лучшего друга, он вызвал свидетелей для нас обоих. Это был 2000 год. Мы начали говорить сразу после ЗАГСа, даже когда ты ходишь в город молодой. Проводили их в номер Люкс в дорогом отеле на утро, поговорили в машине. На следующий день, в Третьяковской галерее. Вечером на станции, когда я вернулся в Питер. Мы не могли оторваться друг от друга, даже когда поезд уже был в движении. Этим летом, я пару раз приезжал в Москву. В августе, Андрей пришел ко мне. Пили чай, и я потащил его к Ладоге, чтобы осмотреть крепость Орешек Шлиссельбург. Назад, и мы не успели на мосты, бросали немного между литьем и Шмидт, остановился у самой кромки воды и заснул в машине.

В прошлом году муж Юлии, Андрея, трагической, pagephoto: личный архив Юлии Ауг

— Так что случилось?

В сентябре я был болен. Снова у меня нет Российской медицинской страховки. сколько стоит лечение — это астрономическая сумма. Театр, где я работал, отказались помочь. Я позвал Андрея в пятницу, и в воскресенье он пришел и все мое пребывание в больнице, включая анализы, они были оплачены. Он, вероятно, спас мою жизнь. Ведь если болезнь не лечить, может умереть от этого. Пока я был в больнице, Андрей пришел ко мне каждые выходные. И каждые выходные в больнице бывший муж, отец Полины. Смешно, но они никогда не сталкивались. Любопытная медсестра спросила: «кто это?» На что мне ответили: «этот человек. И это будущее».

— Ваши общие фотографии, которые я нашел в Интернете, Андрей смотрит на вас.

Да… это был он. Но даже эти образы не продолжать, произошел какой-то сбой, сохранять их на нашем компьютере не удалось. Только в социальной сети, очень мал по размеру … самое невыносимое во всей этой ситуации заключается в том, что в первую очередь мы были друзьями, а не любовниками. У нас было много, чтобы думать вместе, мы написали им, создаются общие миры. И я понимаю, что, видимо, никогда никого вокруг, потому что невозможно повторить такой полный блок.

Звучит, наверное, банально, но время действительно лечит. И священники…

— Видишь, я не верующий. Я материалистка. Он сейчас не плохо, не плохо и не хорошо, это просто не. В моей системе координат это не так. И тогда вам не нужны ни вопросы, ни ответы, ни советы. Они бесполезны… я думаю о Андрей. Есть много я думаю, но каждую минуту и каждую секунду об Эндрю. Это все вокруг и внутри, и часть меня. Я так хотел обнять его… и не могу.

«Андрей умер. Он не испытывал этой ситуации с потерей бизнеса и дома. Да, женщины сильнее. Да, у меня так много работы, чтобы продолжать погашать долг. Для всех. Это не достаточно для более. Я могу отменить, что позволило ему ипотека наш дом за эти деньги, как он построил свой бизнес? Нет. Я не жалею. Андрей был надеждой провел. Андрей был самый талантливый человек, которого я когда-либо встречал в своей жизни. Самый благородный. И невостребованной…»

— Как прошел этот год?

— Очень продуктивным. Я работал над. Опубликовано его выступление получили различные призы. Пишут, что год был плодотворным.

— Последний фильм Кирилла Серебренникова «ученик», где вы сыграли в кино про Бога Вы не верите в выборе между добром и… не хорошо.

На мой взгляд, фильм о том, как легко, прикрываясь цитатами из Библии, чтобы манипулировать сознанием человека творить зло. Это абсолютно социально-актуальную проблему. Вести себя как главный герой, молодой мальчик. Как только вера укрепляется, как это происходит сейчас, это лишает человека свободы выбора, о которой мы говорили. Этот фильм, и что надо включать мозги. Но, к сожалению, взрослые образованные люди в нашем обществе разучились ставить вопросы и отвечать на них. Они похожи на следующую овцы тех, кто их пригласил. Хотя основой для такой манипуляции-это не вера, а пустота.

Полина пошла по стопам матери. На фото с Режиссер Алексей Федорченко: личный архив Юлии Ауг

— Ты вырос бунтарем?

— Конечно, спасибо папе. Гладкие, расчесываются поведения моя мать хотела для меня. И так в начале. Но я не мог подтолкнуть или заставить сделать то, что я хотел. Нет ничего для меня придумал гениальную идею: для того, чтобы не быть в самой пачке, надо привести. Я была активисткой, Председателем Совета отряда, дружины — таким образом, манипулятор и, знаете, мне понравилось. Видимо, у меня с детства имел мощное развитие. Но в один момент я был разочарован в этом процессе.

— Так, императрица Елизавета Петровна, капризничают, и наоборот, также, в какой-то степени?

— Я. но поговорка о Элизабет, как беззаботная императрица, которые пели и устраивали балы, и навести порядок в стране, и не может, я думаю, далеко от истины. При всех своих недостатках, Элизабет была набожной, ходила в отдаленные монастыри и постоянно замаливать свои грехи. Для всех: для дворцового переворота, она не может иметь ребенка, вне брака, сожительствуя с мужчинами, чтобы убивать людей… христианство-это очень практическая религия, согрешил и не покаялся. Но при всем этом, Элизабет смогла взять на себя ответственность за молодую империю, умножил силы и границ государства. И благодаря ее указу вторая основная религия в России Буддизм.

«Господи, я видел это Яблоко, надкушенное со всех сторон. Мои пальцы больно креститься, надоело в грязных углах для кластера. Я так устал верить в Бога… я умираю, а ты сидишь и ничего не делать. Но что-то делать, иди…» — ты читал стихотворение поэтессы Катарины Султановой. Называется «Страшно».

Моя мать, услышав это, и решил, что я это написал. Такое прямое попадание. Первый вариант мы записали здесь, в Гоголь-центре. Снято в фойе, на фоне ослепительно-белой кирпичной стены. Я читала, держа книгу в руки, потому что еще не выучил слова наизусть. Я не учу стихи. И часть текста — это сложно. Было несколько дублей. Я думала, что не выживет, так что физически напряженная атмосфера. Вдруг упало зеркало, которое висело на стене. Она не разбилась, просто упала, никого, кто прикоснулся к нему. Я чувствую, что я был тяжелый, больной энергии. Но я не руководил этим процессом, он пошел выше и вне моих желаний. Словами героини я лично говорю о своей потере…

интервью, Юлия Ауг

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Translate »