Во МХАТе сошлись все женщины Есенина

Здaниe нa Твeрскoм бульвaрe oсaждaeт тoлпa. QR-кoды нa вxoдe, зaкaдрoвый мужскoй гoлoс в фoйe нa всex этaжax твeрдит прo мaски и дистaнцию. Oгрoмный зaл зaбит: прeссa, “свoи” (пaпы-мaмы), вeздeсущиe тeaтрaльныe стaрушки, чтo рaньшe другиx прoникaют нa прeвью… Всex вoлнуeт жизнь сaмoгo русскoгo поэта Сергея Есенина, чью судьбу и творческий процесс исследовал писатель и депутат Захар Прилепин, а драматург Нелли Исаева адаптировала для мхатовской сцены его изыскания. Нате постановку приглашена известный режиссер изо Латвии Галина Полищук, и это ее первая создание в Москве.  

Беспутный поэт-гуляка и его цифра любящих женщин помещены на большущий сценический круг, который шаток, ни под каким видом не найдет   равновесия, – какой была и хозяйка жизнь поэта. Его душа ни за что на свете не может обрести покой и везет с той   единственной, которой он посвящает поэзия, которую ревнует, мучает дурным характером, поколачивает и любое равно бросает. Их шесть – Аня (Изряднова), Зина (Райх), Айседора (Дункан), Галина (Бениславская), Соня (Толстая) и мать (Таша). Любимые, но оставленные. Женщины встречаются получи и распишись кладбище (вторая сцена), где ни могил, ни крестов – не более чем стул с пиджаком на спинке.  

По большому счету условность   как прием, взятый режиссером с самого основания, пройдет через все два акта. Получи и распишись кругу, который больше вращается, нежели стоит на месте, в быстром темпе сменяются родное селище. Ant. город Есенина – Константиново, Москва, Питер, (столица, Штаты. Возникают или помянуты культовые фигуры двадцатых – модные литераторы (Мариенгоф, Куликов, (белый, Маяковский и др. ), режиссер (Мейерхольд) и, знамо, есенинские женщины. У двух из них родятся выводок, и отцом Сергун (так называют его братва и Райх) им, как следует изо повествования, будет так себе. В сущности, образ поэта, певца русских березок, Москвы кабацкой, стихии русского характера, нисколько не лучшего, представят   уж (языко есть, но только не стерильным с советского учебника.  

Да, он – среда, вобравшая в себе и высокое, и низкое, и скабрезность, и чистоту, а чего больше – решать на человека. Для одних он останется гулякой, алкоголиком с надорванной психикой, скандалистом, грубым и хотя (бы) жестоким, но ранимым человеком, писавшим ясноглазую лирику. Исполнение) других – поэтом, за свой восторженный дар расплатившимся кровью, в том числе и кровью близких. В общем, уметь бы, из какого сора растут строфы, не ведая стыда.  

Фото: Мнение Новиков.






«Женщины Есенина» вызовут споры соответственно содержанию. К гадалке не ходи – найдутся оскорбившиеся после русского поэта, но нельзя малограмотный согласиться с тем, что Галине Полищук и команде, работавшей надо спектаклем, удалось передать образ – и поэта, и его стихийного и талантливого творчества, – оный вихрь, в котором он жил, любил, страдал, писал и сгинул за собственной воле.  

Антракт. Спешу по (по грибы) кулисы. В первую очередь к исполнителю главной роли – Андрею Вешкурцеву (советую намотать на ус это имя). И не только потому-то, что без особого грима симпатия действительно   похож на молодого Есенина.  

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.