"Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне": подборка стихов поэтов-фронтовиков (вся боль войны в восьми строчках)

Искрeнниe стрoки, в кoтoрыx былa тoлькo бoль и прaвдa, чaстo нe имeли литeрaтурнoгo oфoрмлeния, врeмeнaми в ниx xрoмaлa рифмa нa oбe нoги. Нo иx пeрeдaвaли изо рук в руки, пeрeписывaли и зaучивaли нaизусть. Выстрaдaнныe пoд грaдoм пуль стрoки стaли истoричeскoй пaмятью, литeрaтурным нaслeдиeм и вeчным нaпoминaниeм нaм o вeликoм пoдвигe.

Aлeксaндр Твaрдoвский

Пoдпoлкoвник, oблaдaтeль oрдeнa Крaснoй Звeзды и oрдeнoв Вeликoй Oтeчeствeннoй вoйны 1-й и 2-й стeпeни. Принимaл учaстиe в русскo-финскoй вoйнe, вo врeмeнa Вeликoй Oтeчeствeннoй рaбoтaл в гaзeтe “Крaснaя Aрмия”. В 1941 нaчaл писaть пoэму “Вaсилий Тeркин”. Этa книгa сoстoялa изо рaзличныx эпизoдoв из жизни сoлдaт и рядoвыx грaждaн вo врeмeнa Вeликoй Oтeчeствeннoй вoйны. Иx oбъeдинял тoлькo глaвный гeрoй – Вaсилий Тeркин. Этa пoэмa былa oчeнь пoпулярнa у сoлдaт нa пeрeдoвoй, ee глaвы пeчaтaли в гaзeтe “Крaснoaрмeйскaя прaвдa” срaзу жe, кaк aвтoр иx дoписывaл. Кaк итoг пoэмa стaлa oдним изо aтрибутoв фрoнтoвoй жизни. Пoмимo нee Aлeксaндр Твaрдoвский нaписaл нeмaлo oчeркoв и стиxoтвoрeний, кoтoрыe выдeлялись срeди мнoгиx другиx прoизвeдeний тoгo врeмeни oтсутствиeм идeoлoгичeскoй прoпaгaнды.

В Тaнзaнии с Мaксимoм Витoргaнoм: Нинo Нинидзe пoкaзaлa фoтo с oтпускa
Лeкaрствa, энeргeтикa, утилизaция: кaк уникальные свойства урана изменят (юдоль
Кристина Асмус снимается в новом фильме относительно Есенина с Александром Петровым

Я знаю, хоть брось моей вины

В том, что отдельные люди не пришли с войны,

В том, что же они — кто старше, кто именно моложе —

Остались там, и далеко не о том же речь,

Что я их был в состоянии, но не сумел сберечь,-

Предложение не о том, но все но, все же, все же…

До сего часа одно его стихотворение – “Поход – жесточе нету слова”

Война — лютее нету слова.

Война — печальней дудки слова.

Война — святее нетути слова

В тоске и славе этих планирование.

И на устах у нас иного

До сего времени не может быть и нет.

С-под его пера вышло и короткое це о том, как жилось гражданским людям:

Бабуня готовила немцам закуски

И кланялась невысоко. Ant. высоко, мол, кушайте, гости.

А вслух говорила себе под нос по-русски

Другие слова, задыхаясь с злости.

Она предрекала им сроки расплаты

Вслед за все их вины и за кончено свои слезы.

— Ужо, погодите, побьем вы, проклятых,

Дойдем до Берлина и всех вы — в колхозы.

Стих “Есть имена и трескать (за (в) обе щеки) такие даты” был написан еще после войны, в 1966 году. Так смысл, заложенный в нем, навсегда останется актуальным, сколь бы еще лет со Дня Великой Победы ни выздороветь:

Есть имена и есть такие даты,

Они нетленной сущности полны.

Автор в буднях перед ними виноваты,

Приставки не- замолить по праздникам вины.

И славословья музыкою громкой

Неважный (=маловажный) заглушить их памяти святой.

И в наших будут пребывать они потомках,

Что, может, нас оставят следовать чертой.

Константин Симонов

Полковник Советской Армии, соучастник Великой Отечественной войны, прозаик и драматург. Промежду бесчисленных наград обладает двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, медалями “По (по грибы) оборону Москвы”, “За оборону Кавказа”, “После оборону Сталинграда”, “За оборону Одессы” и “По (по грибы) победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.”. Коша Симонов многое повидал за годы войны, и любое это отражается в его стихах:

Раки – подрыв семье, Львы – неуважение: что произвольный знак зодиака не прощает никому
Стивен Кинг, Николас Кейдж и прочие западные звезды, потерявшие былую славу
Пустынные улицы и пляжи: а происходит на Бали через годочек после начала пандемии

Тот самый долговременный день в году

С его безоблачной погодой

Нам выдал общую беду

Держи всех, на все четыре годы.

Она такой вдавила след

И стольких вниз положила,

Что двадцать лет и число лет

Живым не верится, а живы.

А к мертвым, выправив билет,

До сей поры едет кто-нибудь из близких,

И эпоха добавляет в списки

Еще кого-ведь, кого нет…

И ставит, ставит обелиски.

К тому же одно его стихотворение посвящено цене, которую надобно платить за свободу целой страны и его народа.

Следовать пять минут уж снегом талым

Пальто запорошилась вся.

Он на земле лежит, усталым

Движеньем руку занеся.

Возлюбленный мертв. Его никто не знает.

А мы еще на полпути,

И глория мертвых окрыляет

Тех, кто поначалу решил идти.

В нас есть суровая незатрудненность:

На слезы обрекая мать,

Бессмертье своего народа

Своею смертью делать покупки.

Не было лишено творчество Константина Симонова и мотивов смерти:

Умирают авоська и нахренаська, умирают…

Из разжатых ладоней твоих

Т. е. последний кусок забирают,

Что вечор еще был — на двоих.

Весь век пустей впереди, все свободней,

Всё-таки слышнее, как мины там рвут,

В таком случае, что люди то волей господней,

Ведь запущенным роком зовут…

Юла Друнина

Член Союза писателей Союз Советских Социалистических Республик. Когда началась война, она приписала себя в документах еще год. Окончив курсы медсестер, отправилась сверху фронт.

Почти половина российской мебели оказалась опасной интересах здоровья
Полезное и вкусное блюдо с итальянской колбасой и пастой бери каждый день
Обновляем столешницу в ванной бетоном: беспримерно экономно и смотрится отлично

Я ушла с детства в грязную теплушку,

В эшелон пехоты, в оздоровительный взвод.

Дальние разрывы слушал и отнюдь не слушал

Ко всему привыкший сороковничек первый год.

Я пришла из школы в блиндажи сырые,

С Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать»,

Затем что имя ближе, чем «Единая) Русь»,

Не могла сыскать.

Единым) (духом же на передовую ее маловыгодный направили, но девушке очень во весь дух пришлось столкнуться с военными действиями. При случае немецкие войска подступали к Москве, Юлю направили в Можайск, подсоблять строить оборонительные сооружения. Во эпоха одного из авианалетов девушка отстала через своего отряда.

Качается рожь несжатая.

Шагают бойцы до ней.

Шагаем и мы — девчата,

Однородные на парней.

Нет, это горят маловыгодный хаты —

То юность моя в огне…

Идут соответственно войне девчата,

Похожие на парней.

По малом времени ее подобрал отряд пехотинцев, которым нужна была милосердная сестра. Вместе с ними девушка попала в облегание и 13 дней пробиралась к своим ровно по тылу противника.

До сих пор безлюдный (=малолюдный) совсем понимаю,

Как же я, и худа, и мала,

Чрез пожары к победному Маю

В кирзачах стопудовых дошла.

И отколь взялось столько силы

Даже в самых слабейших с нас?..

Что гадать! — Был и уплетать у России

Вечной прочности вечный инвентарь.

За заслуги в Великой Отечественной войне была награждена медалью “Ради отвагу”, орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны 1-й степени и медалью “По (по грибы) победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.”.

Стираются лица и даты,

Же все ж до последнего дня

Ми помнить о тех, что когда-в таком случае

Хоть чем-то согрели меня.

Львы обзванивают всех: типичное норов зодиаков во время сильного стресса
С тех пор по образу я нашла рецепт цельнозернового хлеба, лавочный больше не беру
Реальную монету викингов с 230-летнего рисунка обнаружили шведские археологи

Согрели своей мантлет-палаткой,

Иль тихим шутливым словцом,

Иль чаем держи столике шатком,

Иль попросту добрым передом.

Как праздник, как счастье, равно как чудо

Идет Доброта по земле.

И я для нее не забуду,

Хотя забываю о Жестоко.

В одном из своих стихотворений Юля Друнина упоминала, что люди, пережившие фронтовые муки, совсем по-другому смотрят нате мир:

Я родом не из детства — с войны.

И потому, наверное, дороже,

Нежели ты, ценю я радость тишины

И с носа) новый день, что мною прожит.

Я уроженец не из детства — изо войны.

Раз, пробираясь партизанской тропкой,

Я поняла навек, который мы должны

Быть добрыми к первый встречный травинке робкой.

Я родом не с детства — из войны.

И, может, оттого-то незащищенней:

Сердца фронтовиков обожжены,

А у тебя — шершавые ладони.

Я уроженец не из детства — с войны.

Прости меня — в томишко нет моей вины…

Юка Воронов

Советский поэт и журналист, владетель медали “За оборону Ленинграда”. Сиречь поэт он заявил о себе лишь только после окончания войны – в 1945 году. Дебютировал в ленинградской газете “Вагоностроитель” 13 сентября и пропал бери целых 20 лет. Второй раз в год по обещанию он поделился своими стихами в какие-нибудь полгода в 1965 году в газете “Правда”. Юраня родился и вырос в Ленинграде, героически пережил его блокаду. Возлюбленный считал, что войну нужно память в ком живет, даже если эти воспоминания ужасно тяжелы:

Я не напрасно беспокоюсь,

Чтоб никак не забылась та война:

Ведь каста память — наша совесть.

Симпатия, как сила, нам нужна.

Центральное поле в стихотворениях Воронова занимает блокада Ленинграда – страшное времена, в котором ему пришлось жить. Холиямб о ленинградских деревьях – один из самых известных в его творчестве.

Они в зимнее время,

Чтоб как-нибудь согреться —

Примерно на мгновенье,

Книги, письма жгли.

Да нет

Садов и парков по соседству,

Которых бы они никак не сберегли.

Деревья

Остаются подтвержденьем,

Что-что, как Россия,

Вечен Ленинград!

Им по-над Невой

Шуметь и красоваться,

Шагая к людям будущих годов.

…Деревья! Поклонитесь ленинградцам,

Закопанным

В гробах и не принимая во внимание гробов.

Даже когда нечем было резать без ножа зимой, жители блокадного Ленинграда малограмотный спиливали парковые деревья, хотя такая риск была.

Есть и другое запоминающееся двустишие Юрия Воронова:

В блокадных днях

Да мы с тобой так и не узнали:

Меж юностью и детством

Идеже черта?

Нам в сорок третьем

Выдали медали,

И не более в сорок пятом —

Паспорта.

И в этом на гумне — ни снопа беды…

Но взрослым людям,

Ранее прожившим многие года,

Вдруг весьма оттого,

Что мы не будем

Ни постарше, ни взрослее,

Чем тогда…

С разных уголков фронта

Так не все те, кто писал стишки на фронте, связали свою жизнь с литературой. В газетных подшивках военных парение можно найти много стихов, авторы которых безвыгодный стали известными.

Одних сразила вражеская преферанс, другие, возможно, не обладали поэтическим талантом, только когда на фронте чувства были обострены по предела, изливали их в стихи. В сих стихах есть все: и горечь, и ноталгия утраты, и робкая надежда, и гордость ради свою страну. Они показывают нам, делать за скольких на самом деле обстояли обстановка на фронте, о чем думали солдаты, с нежели сталкивались, о чем больше всего переживали.

У поэтов-фронтовиков отнюдь не было времени на редакцию своих произведений, они попадали в газеты в своем первоначальном варианте, изо-за чего и имеют большую культурную значение.

И каждый раз, как отмечаем даты

Победных битв, прославленных походов,

Гордимся тем, что же мы солдаты

Великой армии Великого народа.

В такой степени передает свои чувства младший чауш Борис Косогорский в 1944 году. Следовать два месяца до Победы старший звание В. Висков пишет оду Родине:

Что далека ты, Родина моя,

Только я весь твой, и часто свои взоры

Непременно устремляю в те края,

Где я оставил русские просторы.

Идеже все – и реки, и поля,

Лесов невнятное шептанье

(на)столь(ко) дороги и милы для меня,

Словно лучших дней воспоминанья.

Красноармеец Я. Амелин, задавшись вопросом, точно солдат смог за год проделать путь от Украины до Будапешта, сам по себе же на него ответил в стихе:

Будто, много гнева накипело,

Видно, Силаша мести велика,

Видно, вера в праведное спор

Помогала побеждать врага.

Видно, все на свете, что Родиной зовется,

Для тебя любимее всяких благ,

Если в стане вражьем отдается

Твой победный, атлетический шаг.

Все мысли и чувства зуав были направлены только на победу. И по не зависящим обстоятельствам задаешься вопросом: сколько же сил нужно заключать, чтобы среди кошмара войны не утратить чистые помыслы, любовь к Родине, к товарищам, к любимой? Чаятельно, именно в этом и был залог победы.

Зимцерла на фронте пахнет по-другому

В оный далекий 1941 год весна, не хуже кого и заведено, пришла после зимы, поуже ей на пятки наступало сезон, но вместе с июньскими дождями пришла кровопролитие.

Она принесла с собой миллионы смертей и показала, какими неприглядными могут являться ранее любимые времена года. В 1945 году Слава Панченко напишет:

Весна на фронте пахнет безвыгодный фиалками —

бурлят из сооружение затхлые ручьи.

А там вповал — январские, февральские,

немецкие, советские — ничьи.

В овчинных шубах, точно в звериных шкурах, кто навзничь, кто именно ничком, кто на боку…

По весне на фронте очень много курят, и хронически не хватает табаку.

Эрих Мура Ремарк однажды сказал, что войны возникают через того, что один не может в полной мере разгадать, как страдает другой. Но какими бы ни были причины, столкновение – это всегда страшно, и это до скончания веков потери. Но осознание этого приходит лишь к тем, кто побывал на головной.

Я только раз видала рукопашный,

Однова наяву. И тысячу — во сне.

Который говорит, что на войне невыгодный страшно,

Тот ничего не знает о войне.

Нашли фол? Пожаловаться на содержание

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.